среда, 11 сентября 2013 г.

В Мексике растет и ширится противостояние народного ополчения наркокартелям.

Полнейший беспредел творимый картелями Мексики здорово одолел граждан, равно как и неспособность правительства решить эту проблему.
Так, в небольшом городке Тепалькатепек, терпение граждан лопнуло и они основали отряды самообороны.
Начавшись как фактически партизанское движение, за считанные месяцы огонь этих ополчений охватил десятки близлежащих городков по всему Микоакану, области, где долгое время властвовала полукультистская банда Тамплиеров. Эти типы помимо наркоторговли, и прочих неблаговидных делишек грешили еще и рекетом, облагая данью все - от скотоводства до банальных лепешек. Попытки сопротивления и отказа от поборов вели почти наверняка к смерти жертвы.

Армия вошла в регион еще в мае, но по большему счету за стационарные посты она не суется, так что проку с ее присутствия не особо.
Президент внезапно оказался перед фактом, что группа необученных гражданских выбивает преступников оттуда, откуда армия не могла их выковырять за последнее десятилетие.
И кто в этой группе состоит? 63-летний старик, не способный пробежать и 10 метров. 23-летний дистрофик, никогда не стрелявший до сей поры. Мужик, носящий в качестве шлема - кастрюлю, а вместо подшлемника набивший ее бумагой. 47-летняя чиновница, уверенная что если бандиты возьмут верх - ей не жить. Но она уверена: "Не знаю, проживу я 1 год или еще 15, но я проживу их свободной!"


Предводителем движения стал 55-летний хирург Хосе Мануэль Миралез. В начале своей деятельности, ополченцы использовали в лучшем случае охотничье оружие, в худшем - даже пращи шли в ход. Сегодня - у них есть трофейные АК, бронированные грузовики и многое другое.
Хирург сменил мировоззрение на "убей или будешь убит" под давлением обстоятельств. Теперь, когда тысячи ополченцев выдавили банды в пампасы, говорит: "У нас всей подготовки была только наша храбрость."
После того как губернатор Пина Ньето занял свой пост, он взял курс на минимизацию прямых столкновений с картелями. Он провозгласил "культуру мира", вбухивая бабло в социалку - чтобы убеждать молодежь не ходить в банды, государственную нефтянку и до кучи объявил реформу образования. (Кого то мне это напоминает, ей богу...)
Его предшественник был сторонником более резкого вмешательства армии, и даже сумел прижать нескольких крупных боссов наркокартелей. Но резких успехов это все равно не дало, по мнению многих из-за всепроникающей коррупции в рядах федеральных служб и властей в целом.
Официально армия должна защищать граждан, но законного способа это делать у нее нет. Без санкции суда они не могут никого задержать, максимум - задержать, если те не успеют убраться с места событий до прибытия войск.
Тамплиеры - третий по величине картель в Мексике. В него влились в свое время недобитки из пресловутой Ла Фамилиа, уничтоженной в 2010. Основным родом деятельности являются метамфетамины, сеть распространителей и рекет.
Так что на фоне такого противника военные закрывают глаза на хранимое ополченцами оружие по большему счету. Однако, многие убеждены что армия здесь прежде всего для разоружения именно ополчения, во всяком случае попытки такого разоружения предпринимались ими неоднократно.
Таковое разоружение, по мнению местных жителей равноценно смертному приговору. Так же, по слухам - организатору сопротивления, Миралезу и некоторым коллегам могут впаять сроки на всякий случай, за самодеятельность. Посему они стараются не подставляться и даже не носят оружия сами.
- Черт его знает, на чьей они стороне. - говорит владелец пилорамы.
С другой стороны - солдаты на блокпостах только помахали вслед колонне сил самообороны из 26 машин, у которых разве что из окон стволы не торчали.

Терпение у людей исчерпалось далеко не сразу.
Жители и посейчас не слишком охотно рассказывают о жизни под контролем Тамплиеров. На них нельзя было поднимать взгляд. В разговорах запрещено было упоминать имена бандитов. Не считая пьяных дебошей прямо на улицах, убийствах по желанию любого оказавшегося не в том месте и хуже того...
Их власть распространялась практически на все. Вплоть до ларьков с шаурмой. Даже нищенские зарплаты сборщиков фруктов облагались данью, при этом с них банды брали "налог" за проезд к садам. Облагали данью мешки с зерном, строительство, даже музыкальные аппараты в барах.
Но и это было не все. Тех, кто не хотел или не мог заплатить - банально убивали. Но вскоре они начали брать дань женщинами. Молодыми. Очень молодыми. И даже старыми не слишком брезговали.
Миралез говорит:
- Они похитили четырех моих сестер. Они пытались убить мою жену и ребенка. Но когда они начали похищать 11-12 летних девочек из школ, мое терпение вышло. Мы были ОЧЕНЬ злы.
Сам Хосе имеет четырех дочерей, так что его опасения понятны.
Местные говорят, что они писали заявления, сдавали бандитов властям... и не менялось ничего.
И тогда начало зарождаться то, что станет силами самообороны. Неофициальными. Все пошло со слухов, взглядов и встреч среди своих.
Первым звоночком стала встреча скотоводов, которых вконец достали оборзевшие бандиты. И они решили "да черт возьми, сколько можно? Нас много. Их нет.". И на следующей встрече, отряд вымогателей из 15 человек окружила толпа вооруженная кто чем. Мачете, дробовики и даже голые руки.
Их задержали, препроводили в тюрьму, параллельно прошлись по городу и сгребли вообще всех замеченных в темных делишках. Через 12 часов они все были снова на свободе. Тогда ополченцы и решили, что больше задержаний не будет.
Это было объявлением войны. Первые наезды встречались колоколами или запуском ракет, и тогда на улицы снова выходила толпа.
- Это забавно, - говорит доктор, - люди, которые не гнушались грабежами, убийствами и пытками - драпали во всю прыть от нас. Они боялись!
Он, и его друзья уверены, что смогут сделать то, что не осилила армия.
- Посмотрите на солдат - они хорошо оснащены, подготовлены, - говорит Пиментель, мясник, - но их работу делаем мы! Фермеры, работяги обычные, местные жители. Мы хотим быть уверены, что эти - не вернутся.
В последнее время гражданские жители перешли от выдавливания преступников из городов уже к операциям в близлежащих окресностях. Армия вроде как содействует, но большинство ей не доверяет. Взятые пленные раскрывают убежища и лежки бандитов, где их вскоре будут ждать засады.
Глава местного министерства внутренних дел говорит что местные только делятся информацией: "Что вы, у них только охотничье оружие для защиты дома. Не проводят они никаких операций!".
Source.